Домой > За кулисами > Сотрудничающий психиатр как "критик"

Сотрудничающий психиатр как "критик"

Томас С. Зац, доктор медицины

Критики религиозного и политического деспотизма отнюдь не защищают практику подавления, используемую общественными институтами, по отношению к которым они выступают оппонентами, хотя религиозные и политические тираны крайне нетерпимы по отношению к тем, кто не разделяет их доктрин и причисляют таких оппонентов к стану врагов. Хасс был сожжен на костре, Галилея заставили умолкнуть. Нацисты и коммунисты убивали, сажали в тюрьмы, преследовали и всячески очерняли своих оппонентов. В современной психиатрии чаще бывает наоборот: так называемые критики психиатрии защищают практику принуждения в психиатрии и, в свою очередь, слывут анти-догматиками.

Рональд Лэнг и Салли Сэйтл

В конце 60-х годов Лэнг выступал как радикальный критик психиатрии. Его близкий сотрудник, психиатр Дэвид Купер даже придумал определение антипсихиатрия для обозначения того, чем они занимались. Психиатрическое сообщество и масс-медия считали их психиатрами - диссидентами. При этом, однако, Лэнг продолжал работать с принуждаемыми психически больными, лечил шизофреников наркотиками (ЛСД) и никогда не критиковал процедур, относящихся к парадигме самой психиатрии, насильственной изоляции и помещению таких больных в клинику для принудительного лечения.

Хотя часто считают, что Лэнг отвергал саму идею психического заболевания, это не так. Среди целей Филадельфийской Ассоциации, организации с не облагаемой налогом деятельностью, которую он организовал в Великобритании, были следующие:

Облегчение психических заболеваний всех видов, в частности, шизофрении. Исследование и последующее изучение причин таких заболеваний. Обеспечение и организация обучения лечению шизофрении.

В лице Салли Сэйтл печать открыла еще одного критика психиатрии, любящего психиатрическое насилие. В статье под названием "Критик о психиатрической догме во всеуслышанье" репортер из Нью-Йорк Таймс описывает Сэйтл как психиатра из Вашингтонской клиники по лечению метадоном, которую окрестили самым страшным психиатром Америки, и рукоплещет ее жесткости в вопросе пересмотра психиатрических догм.

Какую догму Сэйтл подвергает сомнению? " Я отвергаю утверждение, - пишет она, - что наркоманы: не отвечают за то, что они делают. : наркомания в фундаментальном смысле - проблема поведения, за которым наркоман осуществляет добровольный контроль". Если наркомания - добровольное поведение, почему тогда Сэйтл лечит ее метадоном?

В перепалке с Робертом Доуни младшим о политике обращения с наркотиками Сэйтл повторяет, что наркотическая зависимость - это " решение, а не болезнь" и добавляет: " в данной ситуации [с Доуни] не следует спорить о достоинствах медикаментозного лечения". Позиция Сэйтл по поводу наркотической зависимости и политики применения наркотиков выглядит, мягко говоря, внутренне противоречивой.

Основные догмы психиатрии состоят в том, что определенное нестандартное поведение считается заболеванием, принуждение является лечением, а реабилитация лиц, виновных в преступлении посредством лишения их свободы является милосердной научной формой терапевтического правосудия. Сэйтл поддерживает каждое из этих утверждений и основанную на них практику. Она заявляет:

"В свод законов штата Нью-Йорк должна быть внесена статья, разрешающая внебольничную изоляцию."

"Люди типа Колина Фергюсона и Джона Хинкли должны подвергаться принудительному лечению серьезных психических заболеваний, и общество нуждается в необходимости обезопасить себя от них."

"Сила - наилучшее лекарство: законодательные санкции - применяемые, или в качестве угрозы их применения, - могут быть рычагом, необходимым для того, чтобы сохранить им жизнь, подвергая лечению. Добровольной помощи часто бывает недостаточно."

Хотя многие и восхищаются явными внутренними противоречиями, однако мало кого этим можно ввести в заблуждение. В своей рецензии на книгу Сэйтл "Как политическая корректность искажает медицину" Джейкоб Саллум пишет: " :[по мнению Сэйтл], в то время как насилие над шизофреником оправдано, поскольку он не может контролировать своего поведения, насилие на наркоманом оправдано потому, что он это делать может." Это, конечно, классическая психиатрическая догма. Психиатрическое насилие по определению - добро, перечеркивающее такие ценности, как логика, истина и свобода. По словам Стивена Шарфстейна, президента и медицинского директора системы здравоохранения Шеппарда Пратта и клинического профессора психиатрии в университете штата Мэриленд, "насилие над психически больным пациентом должно быть социально востребовано настолько, насколько позволяет наличие и присутствие других методов, имеющихся в арсенале психиатра, а их - целая больница без стен и запоров."

Критик или сотрудник?

Сэйтл представляет себя в качестве консерватора. Она является сотрудником Американского Института Предпринимательства, престижного центра консервативного мышления, и часто выступает в редакционном разделе Уолл Стрит Джорнал. Является ли она консерватором? Считается, что консерваторы думают то, что говорят и говорят то, что они думают. Мы не назовем любой кусок металла ключом, если его не используют для того, чтобы открывать замок. Подобным образом, нам не следует называть лечением любое медицинское вмешательство, если только явление, которое оно призвано облегчить, не является заболеванием и, что наиболее важно для традиционных консерваторов и борцов за свободу, если человек, подвергаемый ему, на это согласен.

Если мы рассматриваем дурные привычки других людей как болезнь, вводим в действие запретительные законы и наказываем такое поведение лечением, мы подменяем обнаружение заболеваний их декларированием, короче говоря, отказываемся от ограниченного правления и демократии в угоду медицинским прихотям и фармократии.

Сэйтл, - говорит в заключении Саллум, - в конце концов отстаивает политику авторитаризма. Она также защищает психиатрическую корректность. "Цель применения лечения, -говорит она, - помочь пациенту достичь автономии, дать ему возможность вырваться из метафорической смирительной рубашки, связывающей его мысли и волю." Это совершенно неверно. Мысли и воля пациентов не связаны, об этом свидетельствует их отказ принимать наркотики, которые назначают им психиатры. Однако не беспокойтесь: насильственный прием наркотиков против вашей воли - право, которое вы самостоятельно не в состоянии использовать: " многие люди с нелечимой шизофренией становятся не в состоянии отправлять свои права, как индивидуумы. Требование принять медицинский препарат едва ли можно расценивать как нарушение гражданских прав человека, который болен настолько, что не может в первую очередь изъявить свою собственную волю. Свобода быть психически больным не есть свобода". Немного критики по поводу психиатрических догм. Глупые утверждения Сэйтл насчет освобождения посредством подавления - это стандартное психиатрическое ханжество. Много времени тому назад Томас Гютейл, профессор психиатрии в Гарварде, утверждал: "Врач ищет способы освободить пациента от оков болезни, судья - от оков лечения. Они оба мостят путь, идя по которому пациент чахнет вместе со своим правом выбора."

Сравним лицемерные утверждения этих психиатров с откровенным заявлением сэра Джеймса Кокса, члена английского парламента 19 века, свидетельствовавшего перед избранным Комитетом палаты общин по законодательству в области умопомешательства в 1877 году: "Я считаю, что это очень тяжелый случай, когда человека запирают и содержат в приюте; вы можете называть это как угодно, но это тюрьма." Ясно, что нет конца претенциозным бессмыслицам по поводу разного рода предосудительного поведения и его лечения наркотиками и насилием.

По утверждению своего сына Адриана, Лэнг очень любил "использование наркотиков в терапевтических целях" и "испытывал большие сложности в признании чужой индивидуальности и независимости". Достаточно много для Лэнга, как гуманизатора безумства.

Что касается энтузиазма Сэйтл по поводу принудительного лечения наркоманов, я полагаю, что такое "лечение" так же сопоставимо с добровольным лечением диабетиков, как изнасилование - с добровольным сексом между двумя взрослыми людьми. До тех пор , пока мы будем считать, что определенные отклонения в поведении являются заболеванием, и что насилие над такими людьми называется лечением, консерваторы будут вводить себя в заблуждение, жалуясь на их положение якобы няньки. Нянечки не лечат болезней, и не в их власти предписывать или запрещать лекарства, по крайней мере возможности их насилия в этой сфере гораздо меньше, чем у докторов.

c 2001, Фонд Экономического Образования

Перевод с английского Юрий Лозоцев


Домой > За кулисами > Сотрудничающий психиатр как "критик"

TopList Rambler's Top100

2001-2002 Copyright © Exit Group, Web-дизайн, создание сайтов: ExtraDesign

Смотрите tulpantorg.ru тюльпаны оптом. | йога-центры в перми 44 йоги-студий адреса, hipdir